В 1950 году первокурсница Ленинградского кораблестроительного института Елена Глинка оказалась под немилостью партии. За то, что она не раскрыла, где находилась в оккупированном немцами Новороссийске.

22-летней девушке было присуждено 25 лет лагерей. Возможно, на нее обратили внимание из-за того, что ее отец, занимавший должность капитана океанологического судна, ранее был репрессирован.

В возрасте 61 года ему присудили 10 лет лагерей, где он погиб. Однако главной причиной, почему ее осудили, является то, что она не указала в своей анкете при поступлении в ВУЗ, что была в оккупации.

Глинка была осуждена по статье 58 измена Родине, у нее было конфисковано все имущество, а она сама лишена прав. Сначала она провела 16 месяцев в одиночном заключении, а затем была перевезена в бухту Нагаево.

В своих воспоминаниях она описывала, что уголовники позволяли себе делать с осужденными женщинами.

При этом охрана никак не вмешивалась. Особенно девушку поразило, что в стране не щадили никого: ни швей средних лет, ни пожилых дипломатов, ни молодых студентов.

За время своего наказания она побывала в Магадане, Бугурчане, Балаганном, в Ола, Талоне и некоторых местах Колымы. Глинка тяжело трудилась, постоянно испытывала холод и голод.

С приходом оттепели в страну 9 мая 1956 года ее выпустили, вернули ей гражданские права, трудовую книжку, зачетку и фотографию родителей.

Она закончила университет и стала инженером-экономистом в судостроительной отрасли и написала три книги о времени, которое провела в лагерях.